0
Рейтинг объекта

Карталинский, район

 Карталинский район - самый южный в области. Расположен на перекрестке дорог со Среднего Урала в Оренбуржье и из центра России в Казахстан. Один из самых больших (территория 4737 кв. км) и то же время самый малолюдный (плотность населения 4,9 жителей на кв. км) район области. 


 История карталинского края уходит своими корнями в глубокую древность. Берега рек Нижний Тогузак, Ольховка, Караталы-Аят, Сухая, Карагайлы-Аят были заселены еще в эпоху неолита. В IV веке край стал северной обочиной дороги великого переселения народов с востока на запад. Появление русского населения в крае связано со строительством и заселением казачьих станиц в Новолинейном районе. Казачий поселок Полтавский, как и его соседи - Бреды и Варна, был основан в 1843 году. Они образовывали собой район между рекой Урал на западе и новой оборонительной линией, проложенной от Орской крепости до редута Березовский на восток.

 Наличие угля в данном районе предопределило строительство железной дороги. Первоначально станция Карталы - поселок с тремя железнодорожными путями и восемью домиками, скопище землянок вокруг четырех шахт, каменноугольный рудник "Пионер" и казачий поселок Полтавка. Между этими островками вилась линия железной дороги.

 Установить Советскую власть в здешних местах помогли в марте-апреле 1918 года красногвардейские отряды под командованием В. К. Блюхера, М. С. Кадомцева, М. В. Колмыкова, братьев Кашириных. С окончанием гражданской войны вновь заработали Полтавские угольные копи. Железнодорожное строительство, начавшееся в 1926 году, с небольшими перерывами продолжалось почти до начала 70-х годов. К 1933 году станция Карталы превратилась в крупный железнодорожный узел. Тридцатые годы - это бурный рост Карталов. Помимо железнодорожного транспорта получила развитие местная промышленность, обслуживающая сельское хозяйство района, заработал рудник по добыче хроминского железняка. В годы Великой Отечественной войны карталинские железнодорожники обеспечивали бесперебойную работу Магнитогорского металлургического комбината. Железнодорожники, угольщики, горняки хромистого рудника, работники местной промышленности трудом своим приближали победу.

 В апреле 1944 года рабочий поселок Карталы был преобразован в город. В послевоенные годы город железнодорожников продолжал расти и развиваться. Появились и заработали новые предприятия: завод по ремонту тракторов К-700, ретранслятор телепередач, ковровая фабрика. Из Средней Азии, а затем с севера Тюменской области в город пришел природный газ. В 60-70-80-годы в городе высокими темпами шло строительство жилья, дорог, благоустраивались улицы и дворовые территории. Шла газификация домов частного сектора. Появление новых отраслей, однако, не смогло вытеснить старинный народный промысел, появившийся здесь вместе с первыми жителями - выходцами из Оренбургской губернии. И поныне Карталы славятся своими пуховыми платками, шалями, косынками, которые вяжут местные женщины. Сто с лишним лет живет этот старинный промысел!

 

 Карталинский район является наиболее важным в сельскохозяйственном отношении районом Челябинской области. Это территория, где возделывается пшеница и культивируется мясо-молочное животноводство.

 Крупный транспортный узел, центр большого сельскохозяйственного района - таковы сегодня Карталы.

 Карталы - город железнодорожников, расположен на крупном железнодорожном перекрестке. В нем сходятся железнодорожные магистрали четырех направлений: Троицкого, Орского, Магнитогорского и Тобольского; автомобильные дороги ведут в Челябинск, Магнитогорск, в Оренбургскую область и Республику Казахстан.

 Ведущие предприятия: ОАО «Новокаолиновый горнообогатительный комбинат», ОАО «Карталинская швейная фабрика».

 

 Основные памятники архитектуры и культуры города - храм Во Имя Иконы Казанской Божией Матери и монумент Славы.

 В Карталах действуют 12 детских садов, 6 школ, 2 профессиональных училища, филиалы Челябинского юридического колледжа и Челябинского университета путей сообщения, детско-юношеская спортивная школа и центр дополнительного образования для детей. Из учреждений культуры действуют 2 центра досуга, 2 дома культуры, школа искусств, историко-краеведческий музей, сеть библиотек.

 

 Памятники природы расположены на землях лесного фонда и закреплены за Анненским лесхозом. В соответствии с законом РФ "Об особо охраняемых природных территориях" в Карталинском районе образовано три памятника природы областного значения: Джабык-Карагайский бор, Анненская копь и Безымянное озеро. Все они уникальны. Недра района богаты хромитом (Верблюжьегорское месторождение) и другими полезными ископаемыми. На территории района открыты восточные протогорода "Страны городов". 

Природа Карталинского района весьма разнообразна. Встречаются здесь и довольно редкие растения, и - что немаловажно знать туристам - довольно опасные экземпляры. Так, недалеко от поселка Вишневка туристы встречали можжевельник козацкий. Куст ядовит, хоть и выглядит красиво: несколько зеленых лучей расходятся как морская  звезда.

 

 Какую деревню ни возьми, она - ненаписанный роман.

 Петра Великого деревня.

 

 Роман под названием «Великопетровка», к сожалению, еще не написан. Как и тысячи других «деревенских» романов. Где взять писателей на все села? Но в идеале в каждой деревне должна быть библиотека, а в ней, среди других книг, - роман о ней самой.

 Недалеко от Великопетровки, кажется с южной стороны, где начинается Джабык-Карагайский бор, возвышается каменный барьер, сложенный из гранитных «матрацев». С этой плоской скалы вся деревня - перед глазами. Собственно, смотреть больше не на что. Только на нее. Я и смотрел. Да, у меня было время смотреть и размышлять. «Что мне теперь эта деревня? Ничто. Видение, картинка. Почти иллюзия. Я о ней ничего не знаю. Я ей чужой и она мне чужая. Никто там и не подозревает, что я стою на скале и смотрю. Я вижу церковь, дома, какие-то строения, стены, крыши, башни, ограды. Полная статика. Ни звука, ни жеста, ни перемен, ни хождений-движений. Но ведь там живут люди, неразличимые отсюда. В моем воображении загорелый мужик хлебает свой борщ. Старуха застыла на лавке у калитки. Пацан бежит за велосипедом. Кто-то ест, кто-то спит, кто-то стучит молотком, кто-то с ведрами у колодца. На улицах, в учреждениях, в магазинах, во дворах и огородах, в домах - везде люди. И у каждого - своя жизнь. Свое лицо, своя стать. Свой смех и свой плач. Свои достоинства и свои пороки. Свои надежды и своя безнадега. И у каждого позади - судьбы предков, и у каждого впереди - судьбы детей и внуков… Мало того, жизни односельчан так и сяк переплетаются, связываются и развязываются, сходятся вместе и разбегаются врозь. И все это вместе… да, роман. Не меньше. Только некому написать».

 Случилось так, что в последние годы я несколько раз наведывался в эти края, но с Великопетровкой так и не сошелся близко. Однако кое-что о ней узнал.

 Я понял, что Великопетровка - это, прежде всего, церковь.  Золотая луковица ее купола и голубая пирамида ее колокольни уже полтора столетия господствует над окрестным окаемом, а звон пяти ее колоколов перелетает и за горизонт - не зря великопетровцы приносили свое серебришко для колокольной бронзы. Так и хочется поверить, что церковь в Великопетровке - не совсем обычная и даже совсем не обычная, что чертежи - едва ли не от знаменитого архитектора Тона, а роспись - едва ли не от знаменитого  художника Васнецова.

 Усомниться - проще простого. Можно, однако, и догадаться, что в свое время, в середине ХIХ века, точка, которую застолбила Великопетровка, была форпостом на границе с беспокойной Степью. Да, первое, что поднимали, - сторожевые вышки с сигнальными факелами, но вслед за ними надо было тянуть к небу золотые купола и голубые колокольни.

 Было время, когда храм в Великопетровке сник. Люди его оставили, бросили, отвернулись от него. И площадь вокруг него опустела. Односельчане затоптали единственную могилу у церкви, забыли имя священника, который в ней покоился. Но что-то «в атмосфере» переменилось, и жители села вновь обернулись к церкви, взялись приводить ее в порядок, обновлять, красить стены, водружать новый купол, возвращать иконы. И даже нашли могилу священника, которым оказался Николай Андреевич Завьялов, умерший в 1884 году в возрасте 43 лет. Оценили, что других священников хоронили на кладбище, а Завьялова - у церкви.

 Можно, наверное, придраться к месту, которое выбрано для Великопетровки. Прежде всего, здесь мало воды. В округе есть реки пошире и поглубже, чем великопетровская Кисеня. Но первожителей, видимо, соблазнил соседний сосновый бор, а в бору, кроме сосен, камень-плитняк и дичь-зверье. Потому-то, как говорят, Великопетровка нашла себя в том, чтобы рубить и продавать срубы, за которыми приезжали из окрестных деревень.

 Высшую точку своей истории Великопетровка, судя по всему, уже пережила. И сейчас непросто поверить, что она была не только первым поселением в округе, но и во всех значения центром. Дело дошло до открытия здесь в 1907 году гимназии, в которой, между прочим, учительствовал Н.М.Чернявский, известный магистр богословия, историк и краевед. И многолюдностью своих ярмарок Великопетровка могла поспорить с кем угодно, а ярмарка - признак отнюдь не захолустности.

 Джабык-Карагайский бор много дал Великопетровке, но мог бы в одночасье все отнять. Не раз огненный вал выжигал бор от Анненского до Великопетровки, но ее обходил стороной. Будто огонь внимал молитвах старушек, выходивших к нему с иконами.

 Великопетровка носит имя императора Петра Великого, что, согласитесь, - претензия. Но есть у нее и другое, почти забытое имя - Табынцы. В память о селе Табынском в Башкирии, откуда переселились предки великопетровцев, чтобы на новом месте перемешать кровь русскую, калмыцкую, башкирскую и какую-то еще …

 Это все, что я знаю о Великопетровке. А роман… Жизнь его сочинила, но еще не перенесла на бумагу.

 

Добавить в закладки и поделиться:
Комменариев ещё нет. Вы можете быть первым!

Для добавления комментариев и голосования требуется регистрация
МультиВход
Памятники культуры
Рыбалка
Активный отдых
Здоровье
Детский туризм